«Сколько Гитлер ни воюй, а Победа — русская!»

06 марта
 

«Сколько Гитлер ни воюй, а Победа — русская!»

Эти слова из частушки, наверняка, звучали в годы войны на привалах, в полях, на полянах у костра, на вечорках, военно-полевых концертах и в госпиталях. На главной сцене района их исполнили участницы вокального коллектива «Русская песня» в рамках тематической программы, посвященной трудовому подвигу земляков и состоявшейся в память о «Красном обозе», сформированном в 1942 году на каргасокской земле в ответ на призыв рабочих Кузбасса

Вспомнить эти события времен Великой Отечественной войны предложил директор Парабельской картинной галереи Александр Дащенко — человек активный и неравнодушный. Идею поддержали два губернатора — Сергей Жвачкин из Томской области и Сергей Цивилев из Кемеровской области. Так и родился межрегиональный патриотический проект «Красный обоз», который уже с первых своих шагов показал, что достоин войти в перечень самых ярких и масштабных мероприятий объявленного президентом России Владимиром Путиным Года памяти и славы.

Стараниями многих людей

Быть первыми — задача сложная и ответственная. Члены созданного в администрации района оргкомитета понимали это всецело.

Стартовать проект «Красный обоз» должен был в Каргаске. И было решено, что начнется все с реконструкции событий тех далеких лет.

Обоз, который должен был пройти по улице Пушкина, формировался у здания администрации района. За пятью подводами готовились пройти около сотни человек разных возрастов и профессий. «Это сотрудники районной больницы, отдела культуры и туризма, техникума промышленности и речного транспорта. Управление образования, опеки и попечительства представляют, в основном, сотрудники детских садов и Дома детского творчества, в котором создан и активно работает муниципальный штаб «Волонтеров Победы», - перечислила главный специалист по связям с общественностью администрации района Анжелика Кожухарь. Со страниц районной газеты она попросила передать слова благодарности всем тем землякам, которые принимали участие в подготовке к шествию обоза. Одежда тех лет, лошади, сани — все это собирали по крупицам.

«Практически всех нас одела наша коллега, Ольга Александровна Клейнфельдер. Она говорила, что все это было собрано по чердакам и сундукам в Новоюгино, Староюгино, Большой Гриве... Да и каргасокцы тоже помогали, чем могли», - рассказали девушки и женщины, представлявшие администрацию района. Одетые в старинные вещи, выглядели все они так, как будто не из этого времени.

Мешки, которые погрузили на подводы, шили в районном Доме культуры из ткани, купленной на деньги, выделенные местным индивидуальным предпринимателем Сергеем Писаровым. Заместитель директора районного Дома культуры Николай Сафонов, выполнявший во время импровизированного митинга роль партработника, провожавшего «Красный обоз» в долгий путь, договаривался с местными рыбаками и сделал все возможное, чтобы подводы шли не пустыми, а с рыбой. Ольга Юрченко, художник РДК, готовила лозунги, чтобы воссоздать атмосферу тех лет. 

Конная тяга была в зоне особой ответственности администрации Каргасокского сельского поселения. «Теперь лошадей в сани почти уже не запрягают. У людей есть снегоходы, техника мощная, лошадиные силы ей уступают… Но наши поиски увенчались успехом. В обозе было пять подвод: четыре каргасокские и одна из Павлово. Люди откликнулись. И несмотря на свою занятость, согласились не только пройти в колонне в день старта проекта «Красный обоз», но и во время генеральной репетиции, состоявшейся несколькими днями раньше. Спасибо им за это огромное», - отметил глава Каргасокского поселения Денис Барышев.

Житель Каргаска Александр Батурин, следивший за тем, как готовится к шествию по улице Пушкина обоз, помог найти хозяина нескольких подвод. Это Егор Август. Он из каргасокских. «Те сани, которые первыми пойдут, раньше были моими. Несколько лет назад я их продал Егору. Сам покупал их вместе с кобылой в Павлово в 80-е годы. Сохранились они неплохо. Конечно, пришлось со временем кое-что переделать своими руками», - рассказал Александр Батурин. В разговоре также мы узнали и о том, что в годы войны мама его и младший брат жили в поселке Усть-Васюган. Работали они много и добросовестно, обеспечивая фронт рыбой. Сам Александр родился уже в послевоенное время, в 1949-ом. «Красный обоз», по его собственному признанию, нашел живой отклик в душе…

И та женщина в тулупе, с красным стягом в руках, ехавшая в первой подводе, тоже рассказала о важной невидимой ниточке, которая накрепко связала историю ее семьи и межрегиональный патриотический проект «Красный обоз». «Может быть, в том обозе военных лет и не было рыбы, которую выловила моя мама, но и она тоже в годы войны работала в рыболовецкой бригаде… Трудно передать словами, что я чувствую сейчас», - сказала она, вытирая рукой влажные от слез глаза. Это была Татьяна Чермянина из отдела культуры и туризма администрации района.

Сотни людей сделали все от себя зависящее, чтобы реконструкция получилась живой и правдоподобной.    

Так, как это было…

Обоз тронулся в путь. Впереди, перед первыми санями, шел лидер местной общественной организации ветеранов и инвалидов Василий Гришаев. Его отец погиб на фронте в 1944 году, в домашнем архиве до сих пор хранится похоронка. За Василием Петровичем шли все остальные. Гармонист Анатолий Дурновцев играл знаменитую «Катюшу». Весь обоз пел песню стройно, хоть и негромко…

Вроде бы, широкая улица Пушкина вдруг стала какой-то узкой. По самому ее краю стояли люди. Много людей. В несколько рядов друг за другом. И взрослые, и дети. Они теснились почти вплотную к оградам частных усадеб, чтобы не мешать шествию, практически на всем протяжении пути от здания администрации района до здания районной газеты «Северная правда». «Я сегодня сюда приехала вместе со своими учениками, - рассказала педагог из Павловской школы Лидия Симкина. - Все-таки дети должны знать, что такое война и какой ценой досталась Победа в ней нашему народу. Объяснить все это словами, конечно же, можно. Но когда все это видишь своими глазами, гораздо быстрее доходит и до души, и до сердца».

Вместе со взрослыми в обозе шли дети. Их было 13 человек, почти все они - «Волонтеры Победы», не считая самых маленьких, их с собой прихватили старшие братья. Одетые в пальтишки и полушубки, перевязанные в районе груди платками, выглядели они очень реалистично, трогательно до слез. «Когда только перед нами была поставлена задача одеться соответственно тому времени, нам казалось, что это невыполнимо, - говорит Марина Перетягина из Дома детского творчества. - Но уже через несколько дней стало понятно, что мы это сможем сделать. После того, как ребята, шедшие в составе колонны, собрались на «Красный обоз», в моем кабинете остались вещи, как минимум, еще для нескольких человек… К старту межрегионального патриотического проекты мы очень готовились. Причем наша миссия заключалась не только в том, чтобы пройти в обозе. Ребята еще и листовки раздавали. Они были распечатаны нами на газетной бумаге. В них призыв к рыбакам: «Рыбак! Ты находишься на важнейшем участке обороны. Ты снабжаешь Красную Армию продовольствием. Каждый лишний килограмм выловленной рыбы — это новый удар по фашистским захватчикам»... И это не новодел. Эти слова мы взяли из настоящей листовки времен Великой Отечественной войны. Ее нам помогла найти учитель-краевед Валентина Михайловна Зарубина».

У здания редакции районной газеты обоз на несколько минут остановился. «Родные мои! Сегодня мы с вами отправляем рыбный обоз нашим товарищам — шахтерам и металлургам Кузбасса. Мы вносим свою лепту в организацию общенарымского «Красного обоза». Наша рыба необходима нашим соседям. Продукцию рабочих Кузбасса ждут на фронте. Поэтому каждый килограмм рыбы — это не только наш подарок шахтерам и металлургам, но и помощь фронтовикам — нашим сыновьям, братьям, отцам и мужьям», - наверняка, эта речь, как две капли воды похожа на ту, что прозвучала тогда, в 1942-ом. После нее послышались крики «Ура». Сначала они были негромкими, разрозненными, но уже через секунду прозвучали громко и утвердительно. Под марш «Прощание славянки» обоз отправился дальше в сопровождении всего нескольких человек. Остальные так и остались стоять на своих местах. Провожая обоз с рыбой в путь, они махали рукой…

Основано на реальных событиях

Партработник в полном форменном обмундировании отмерял шаг за шагом на главной сцене района. Он двигался размеренно, в такт печатной машинке, изготовленной где-то в конце 19-го века. «Особенно отличились товарищи: Кузьмин Никандр Николаевич, шестидесяти трех лет, бригадир рыболовецкой бригады из колхоза имени Калинина, выловил рыбы 900 пудов, выполнил план на 360 процентов, - говорил он, и машинистка старалась поймать каждое сказанное им слово, поместив его на бумагу. - Костарева Ульяна Григорьевна, бригадир рыболовецкой бригады колхоза Урман, выполнила план на 125 процентов. Комсомолка Екатерина Федоровна Тейкова, лучшая рыбачка колхоза имени Смидовича, с выработкой в 140 процентов. Ей было предоставлено почетное право сопровождать в город Томск «Красный обоз». Сделав чуть уловимую интонационную паузу, партработник продолжал: «Обязать первичные партийные и комсомольские организации в выходной день, 27 декабря 1942 года, организовать выход рыбаков, рабочих и служащих со своими орудиями лова на лов рыбы. И всю выловленную рыбу сдать в приемные пункты в качестве подарка для бойцов Сталинградского фронта»…

Таким было погружение зрительного зала, в котором в этот день практически не осталось свободных мест, в эпоху большой скорби, фронтовых подвигов и неимоверного по своей тяжести труда в тылу под одним для всех лозунгом: «Все для фронта! Все для Победы!».

На большом экране мелькали кадры военной хроники, фотографии из семейных архивов, раздирал душу «Плач-сухопляс», из репродуктора звучали сводки с полей сражений… Это был голос Левитана. Миллионы людей в годы Великой Отечественной войны замирали в едином порыве, когда он начинал говорить. Прошли десятилетия, но в момент включения аудиозаписей сводок, была все та же звенящая тишина. Зрительный зал не проронил ни единого слова…

Эта тематическая программа в районном Доме культуры тоже была организована в рамках проекта «Красный обоз», призванного рассказать о трудовом подвиге сибирских рыбаков, совершенном в годы Великой Отечественной войны. Жители Каргасокского района первыми откликнулись на призыв рабочих Кузбасса о помощи. Они собрали и отправили 400 запряженных лошадей, 7 тысяч 200 пудов рыбы и призвали рыбаков из других районов Нарымского округа присоединиться к ним. Старики, женщины и дети, заменившие в тылу мужчин даже на самом тяжелом трудовом посту, в 40-градусный мороз пробивали лунки во льду, толщина которого доходила до метра. 1 декабря 1942 года «Красный обоз» начал движение согласно графика. На протяжении 18 дней из разных районов Томской области в областной центр съезжались подводы, груженные рыбой. К 20 декабря их набралось 2100, общий вес рыбы составил порядка 360 тонн. Из Томска по железной дороге рыбу отправили дальше, в Кемеровскую область. «Красный обоз» прибыл в Анжеро-Судженск в аккурат под Новый год, 24 декабря.

В тематической программе, состоявшейся на главной сцене района, принимала участие делегация из Кемеровской области. Входящие в нее потомки тех шахтеров и металлургов, которые снабжали в годы Великой Отечественной войны фронт тем, что было так необходимо, приехали, чтобы сказать каргасокцам спасибо. «Мы на самом деле с большим волнением сейчас присутствуем в этом зале, - сказала, поднявшись на сцену, руководитель делегации Ирина Мершина. - С таким же большим волнением мы смотрели на реконструкцию «Красного обоза». Наша делегация приехала сюда, чтобы сказать спасибо потомкам тех рыбаков, которые в годы войны выручили шахтеров и металлургов Кузбасса, помогли им продовольствием. А еще нам очень хотелось своими глазами увидеть те огромные расстояния, которые пришлось преодолеть обозу. Мы умеем дружить и помогать друг другу, даже когда очень трудно самим. Наверное, это и есть залог того, что Россия всегда будет оставаться великой державой. И именно благодаря этому наш народ одержал Победу в Великой Отечественной войне».

Такие похожие судьбы

В основу тематической программы легли воспоминания земляков, работавших в рыболовецких артелях. Семь историй из жизни представителей поколения победителей. Конечно, они разные, но вместе с тем, похожие друг на друга.

Из воспоминаний Пелагеи Илларионовны Гупаловой, 1923 года рождения. В годы войны она проживала в деревне Забегаловка, работала в колхозе имени Смидовича: «О начале войны я узнала по радио, народ был взволнован. Началась мобилизация. Кто первыми ушли на фронт, домой не вернулись… Женщин вместо мужчин отправляли на рыбалку. У нас был план — 460 центнеров рыбы. Рыбачить ездили за 60-70 километров по Нюрольке, на лодках. Весной, в марте-апреле, ставили атармы. На два столба закрепляли делевый мешок (чердак 20 метров). Когда мешок наполнялся рыбой, приходили люди, дергали за веревку, мешок падал со столба и завязывался, чтобы рыба не ушла. Рыбакам за добытую рыбу давали сахар, чай, табак… А вот с одеждой было плохо. Все носили то, что могли достать...»

Из воспоминаний Веры Семеновны Несветайло, 1926 года рождения. Во время войны проживала в поселке Желтый Яр, работала в рыболовецкой бригаде: «О войне мы узнали только на второй день, радио в нашем поселке не было. Приехал уполномоченный из района, прочитал документ, в котором сообщалось о том, что началась война. Впервые тогда я услышала лозунг: «Все для фронта! Все для Победы!». По-разному люди восприняли сообщение о начале войны: одни плакали, другие, подавленные этим известием, не могли сказать ни слова. Здесь же на собрании решили создать три рыболовецкие бригады, по семь человек в каждой. Фронту нужна была рыба. Я записалась в одну из них. Работали круглосуточно. Днем тянули невод. Он был 150 метров длиной и 7 метров глубиной. Невод тянули всемером: шестеро девчонок по 15-17 лет и бригадир, старичок шестидесяти лет. На ночь расставляли сети по озерам. А зимой рыбачили подледным ловом. Сначала долбили метровый лед, а холода стояли сорокаградусные. Северное сияние было не редкостью. На нас были шахтерские галоши, голенища из куля. Ватные стяженные рукавицы быстро намокали и превращались в лед. Приходилось снимать их и доделывать все голыми руками... Зимними вечерами старушки пряли из льна нити, а девочки вязали из них сети. Весной работы добавлялось. Нужно было делать атармы — заграждения для лова рыбы. Часто случалось так, что ледоход их ломал. Тогда все начинали сначала… И была у наших девчонок лишь одна мечта: отдохнуть бы маленько, заболеть… Но так ничего за четыре года и не вышло. Не брала нас хворь».

Из воспоминаний Таисии Степановны Шашель, 1917 года рождения. Во время войны проживала в деревне Медведка, работала на рыбозаводе: «Мой муж, Григорий Степанович Шашель, был председателем колхоза. Отправился в военкомат, получил бронь и был назначен бригадиром Гослова. Рыбаки его уважали, потому что и он сам относился к ним по-человечески. Вместе с бригадой он уехал в поселок Фролы, где располагался засольный пункт. Людям выдавали рыбный паек на месяц, остальную рыбу отправляли на фронт. За невыполнение плана штрафовали. Деревня наша опустела, остались одни женщины, но вскоре и нас тоже отправили на рыбозаготовку. Надо было выполнять план. Летом ловили рыбу и сразу засаливали ее в бочках, а зимой эти бочки со свежезамороженной рыбой отправляли с обозами в Каргасок. На засольных пунктах трудились, в основном, молодые девчонки. Им приходилось таскать на носилках мешки с солью, килограммов по сто каждый, и огромных щук по 20-25 килограммов».

Из воспоминаний Аврелия Васильевича Деттерера, 1929 года рождения. Во время войны проживал в селе Тымск, работал на рыбозаводе: «В июне 1942 года нас привезли в Усть-Тым. Меня, вместе с отцом, вернувшимся больным, исхудавшим и поседевшим из трудармии, определили в бригаду к опытному промысловику Сорокину, взявшему нас к себе на квартиру. Нам удавалось выполнять норму, зарабатывать хлебный паек. Дополнительно мы получали муку и сахар по талонам. Отцу стало немного легче. Его перевели на рыбозавод в село Тымское. Там была школа-семилетка, и я смог учиться дальше... Вскоре меня отправили на обучение к мастеру по плетению лубочных корзин, необходимых для упаковки копченой рыбы. После окончания моего обучения директор рыбозавода издал приказ, и я в свои 14 лет стал бригадиром корзиночного цеха. В моей бригаде было шесть женщин: младшей — 20 лет, старшей — сорок. Мы всей нашей бригадой на неводнике по воде добирались до соснового леса и делали там заготовки. Весили они килограммов пятьдесят, вытаскивать к неводу их было тяжело. Но мы работали дружно. Научились выполнять норму. За это нам выдавали дополнительный паек хлеба».

Петр Яковлевич Ранн, 1926 года рождения, вспоминает: «Я жил в Тевризе, работал сапожником при рыбозаводе. Весной 1943 года по спискам отобрали 36 человек, и отправили нас пешком в Новый Васюган. Мы добрались до места только через 8 дней. Встретив нас, начальник участка спросил, чем мы занимались в колхозе. Узнав, что я сапожник, он очень обрадовался. Рыбаки выходили на работу практически разутыми. Так и пошло… Я самостоятельно сделал колодки, стал чинить и шить новую обувь из чего придется. Как с одной бригадой управлялся, меня в следующую отправляли. Чем мог, тем рыбакам и помогал. Тогда всем тяжело было. Все работали».

Из воспоминаний Мариамны Михайловны Кербер, урожденной Вяловой, 1924 года рождения. Во время войны проживала в поселке Тингунак: «В 1942 году, после трагической смерти отца на реке, я пошла рыбачить вместо него. В войну в деревне все на женских плечах было: и дома строили, и кирпичи делали, и рыбу ловили. Зимой 1943-го нашу бригаду отправили на лесозаготовки. Две зимы мы с подругами ударно работали на валке леса. В день по три нормы выдавали. Откуда только силы брались?.. После работы собирались на поляне у костра, девчата пляшут, частушки поют, а я им на балалайке играю. Вот так и жили: зимой на лесозаготовках, а начиная в весеннего ледохода и до ледостава наша бригада ловила рыбу. До самых холодов приходилось сети проверять. Про нас даже в районной газете «Северная правда» от 6 января 1945 года написали: «Рыболовецкая комсомольско-молодежная бригада колхоза имени Буденного ознаменовала новый год замечательным подарком для Родины. За последнюю пятидневку декабря она выловила 72 пуда рыбы, выполнив пятидневное задание на 1200 процентов. Члены бригады — Мариамна Вялова и Елена Костарева — годовое задание выполнили на 105 процентов»… Мы все тогда работали и жили с надеждой на то, что войне скоро конец».

Из воспоминаний Риммы Ивановны Ярославцевой, 1931 года рождения. Во время войны проживала в селе Староюгино, работала в артеле «Труженик»: «Первая запись в моей трудовой книжке была сделана 1 января 1943 года. Неполных 12 лет мне тогда было. В то время, что в артеле требовалось, то мы и выполняли. Летом я была бригадиром на покосе, рыбачила вместе с такими же девчонками, как и я. А зимой трудились в лесу. Навсегда запомнила я проводы двух моих братьев, которые первыми на фронт уходили. Мы провожали их на каргасокской пристани, под звуки духового оркестра... И, конечно, помню 9 мая 1945 года. В тот день наша бригада была на рыбалке. К нам приехал посыльный, сказал, что нужно срочно спешить в поселок на митинг. Мы прибежали в клуб, и там нарочный из района поздравил нас всех с Победой и сказал: «Война кончилась. Ждите родных с фронта домой...» И мы ждали. Но вернулись не все. На войне погибли пятеро моих братьев, дождались мы только четверых».

Все эти жизненные истории земляков из поколения победителей прозвучали как реквием об украденных войной детстве и юности, о несбывшихся мечтах… Они были записаны, расшифрованы и сохранены учителями-краеведами Валентиной Зарубиной, Татьяной Федоровой и их учениками.

«Вы знаете, все то время, пока со сцены звучали воспоминания тружеников тыла, я вглядывалась в лица тех молодых людей, которые все это нам рассказывали. Они настолько прониклись судьбами своих героев, что даже лица их изменились - не наши, не современные лица, думала я в тот момент. Все это было очень трогательно», - поделилась своими впечатлениями через несколько дней после старта проекта «Красный обоз» на каргасокской земле участница местного историко-краеведческого объединения Нина Монголина.

С низким поклоном...

Глава района Андрей Ащеулов в день старта «Красного обоза» радушно приветствовал приехавших на каргасокскую землю многочисленных гостей из областного центра и Кемеровской области, а также земляков, которые стали участниками межрегионального патриотического проекта. «Такие яркие и масштабные события объединяют нас, - поделился своей точкой зрения Андрей Ащеулов. - Мы бережно сохраняем память о военном и послевоенном подвиге поколения победителей и хотим, чтобы нашему примеру последовали дети и внуки».

Одними из самых главных героев прошедшей тематической программы стали Георгий Карлович Грель и Агафья Трофимовна Ярославцева. Георгий Карлович в годы Великой Отечественной войны, будучи 12-летним мальчишкой, рыбачил наравне со взрослыми. Его родная деревня — Жарковка. После войны долгие годы этот заслуженный и уважаемый человек работал на водном транспорте. Не так давно, в декабре 2019-го, Георгию Карловичу исполнилось 90 лет. Такой же значимый личный юбилей отметила в прошлом году и Агафья Трофимовна. С 1944 года она трудилась на Колпашевском рыбоконсервном заводе, а переехав в Каргасок, связала свою жизнь с почтовой службой, которой посвятила многие годы.

Георгию Карловичу Грелю и Агафье Трофимовне Ярославцевой глава района Андрей Ащеулов под громкие и продолжительные аплодисменты зрительного зала вручил юбилейные медали «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», искренне поздравив ветеранов с наступающей юбилейной датой.

Низкий Вам поклон, Георгий Карлович и Агафья Трофимовна, и в Вашем лице всему поколению победителей, — за то, что не щадили себя, шли к намеченной цели упорно, приближая Победу на фронте и в тылу, и еще за то, что, несмотря на преклонный возраст и выпавшие на Вашу долю испытания, по-прежнему остаетесь добрыми и активными людьми. Низкий поклон — с чувством глубокой благодарности, до самой земли…

P.S. Стартовав на каргасокской земле проект «Красный обоз» все еще продолжает свое шествие по территории Томской области. Помимо Каргасокского и соседнего Парабельского районов, он охватил еще и Колпашевский, Чаинский, Кривошеинский, Молчановский районы. Мероприятия в рамках межрегионального патриотического проекта «Красный обоз» запланировали провести также в городе Томск и в Кемеровской области.

 

Оксана Жукова, газета «Северная правда».

 

 

 

Источник: Газета «Северная правда»
Просмотров этой страницы: 154